Бахрейн: парламентские и муниципальные выборы | СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Бахрейн: парламентские и муниципальные выборы

В Бахрейне, небольшом островном государстве в Персидском заливе, прошли первые после 2011 года парламентские и муниципальные выборы. В общей сложности было зарегистрировано 419 кандидатов, из них 266, в том числе 22 женщины, баллотировались в парламент. Бахрейнский парламент состоит из Консультативного совета (верхней палаты) и Палаты депутатов (нижняя палата). Сорок депутатов нижней палаты избираются путем всеобщих выборов, а 40 членов верхней палаты назначаются королем.

«Число проголосовавших на выборах в палату депутатов составило 51,5 процента», — заявил министр юстиции и по делам ислама страны Халeд бен Али Аль Халифа. Кстати, правом голоса обладают все подданные островного королевства старше 20 лет, которых насчитывается почти 350 тысяч человек. Как отмечает местная газета «Галф ньюс», чтобы заполучить место в парламенте, необходимо набрать минимум 50 процентов голосов в округе.

Россия приветствует проведение в Бахрейне парламентских выборов как важный этап национального политического процесса, который поможет развитию страны, сообщили в департаменте информации и печати МИД РФ. По данным ведомства, голосование прошло организованно, при достаточно высокой явке избирателей. Подсчет результатов голосования, за которым наблюдали более 300 представителей различных национальных НПО, продолжается.

Пять оппозиционных партий, представляющих шиитское большинство, объявили бойкот выборам. Они полагают, что власти намеренно изменили избирательное законодательство страны, чтобы не допустить широкого представительства религиозного большинства в парламенте. В результате главными претендентами на места в Палате депутатов стали суннитские движения исламистского и салафитского толка. После подсчета голосов выяснилось, что из 40 избирательных округов только в шести удалось определить победителей, в остальных повторное голосование пройдет позднее. Второй тур выборов в Палату депутатов парламента Бахрейна пройдет в большинстве избирательных округов страны, подтвердил и министр Халeд бен Али Аль Халифа.

Стоит отметить, что главное оппозиционное шиитское движение «Аль-Вифак» («Согласие»), которое бойкотировало выборы, подвергло критике власти в том, что данные о явке явно преувеличены. «Власти пытаются одурачить общество и проигнорировать бойкот избирателей, прикрываясь преувеличенными цифрами», — заявил представитель «Аль-Вифак». Оппозиционеры требуют политических и экономических реформ, принятия новой конституции, уменьшения полномочий королевской семьи и признания религиозных свобод мусульман-шиитов, которые составляют около 70% населения страны, в то время как правящая верхушка Бахрейна принадлежит к мусульманам-суннитам. В числе предложений оппозиции было избрание независимого премьер-министра. Прошедшие незадолго до выборов переговоры оппозиции с властями провалились: руководство страны отказалось от плана реформ, предложенных шиитской оппозицией.

В результате отношения между суннитским правящим меньшинством и шиитским большинством в Бахрейне стали откровенно враждебными. Дополнительную остроту конфликту придает наличие в стране огромного числа трудовых мигрантов, в основном из Ирана, Пакистана, Индии и других стран Южной Азии. Шииты опасаются, что с помощью предоставления избирательных прав иностранцам-гастарбайтерам (от 30% до 40% населения) власти попытаются изменить в королевстве демографический баланс.

Но тем не менее король Хамад ибн Иса аль-Халифа постоянно пытается создать в стране гражданское общество и развить демократию. Именно он сделал возможным проведение настоящих парламентских выборов, недаром ведь оппозиция — опять же настоящая, не игрушечная — заняла почти половину мест в нижней палате парламента. Женщины получили право голоса и во многих других отношениях были уравнены с мужчинами (насколько это вообще возможно в исламской стране). Сейчас в Бахрейне ставится важнейший эксперимент. Могут ли мирно ужиться сунниты и шииты, когда страна так разделена? И реально ли это — построить демократию с помощью реформ, осуществляемых исключительно сверху? Но королю приходится нелегко — нужно постоянно балансировать между общинами и группами давления. И чем больше свободы, тем труднее ему удерживать этот баланс. Свободные выборы открыли ящик Пандоры — большинство мест в нижней палате получили исламисты — причем от обоих направлений. Нетерпимые салафиты-сунниты и шиитские радикалы.

Несомненно, что сам факт проведения выборов в Бахрейне — это уже положительное явление, направленное правящей династией Халифа на примирение между суннитами и шиитами и на проведение различных реформ по развитию бахрейнского общества. Но следует сказать, что если за суннитской правящей династией стоит Эр-Рияд, то шииты опираются на противостоящий Иран, с которым у Бахрейна существуют давние исторические, религиозные и культурные связи, и в то же время противоречия и разногласия. Неудивительно, что самое пристальное внимание этим выборам уделяет Саудовская Аравия, в восточной провинции которой проживает угнетаемое шиитское меньшинство.

Дело дошло до того, что МИД Бахрейна был вынужден жестко осудить «провокационные» высказывания представителя внешнеполитического ведомства Ирана об ограничении свободы вероисповедания в королевстве. Официальный представитель МИД Ирана Марзие Афхам выразила «глубокую озабоченность» тем, что бахрейнские власти якобы не дают мусульманам-шиитам свободно проводить традиционные траурные церемонии в память об умершем мученической смертью сыне двоюродного брата пророка Мухаммеда имаме Хусейне. «Такие меры не способствуют созданию доверительной атмосферы между бахрейнским правительством и народом, могут ухудшить там ситуацию», — процитировало ее слова иранское агентство FarsNews.

В ответ на это МИД Бахрейна подчеркнул, что с древних времен мусульмане различных течений и немусульмане пользуются в королевстве полной свободой для отправления религиозных культов, и им никто в этом не мешает. «Мы решительно отрицаем любую форму вмешательства во внутренние дела или обвинения в адрес королевства, которые не имеют под собой никаких оснований и лишены достоверности», — говорится в заявлении МИД Бахрейна, распространенном бахрейнским агентством новостей.

Министерство отметило, что свобода вероисповедания закреплена в законах королевства, которое представляет собой образец для подражания в регионе в плане свободы выражения мнений, веротерпимости и мирного сосуществования представителей разных конфессий. МИД Бахрейна считает, что, делая подобные заявления, Иран хочет отвлечь внимание от своих внутренних проблем и кризиса, в котором он оказался из-за своей внутренней и внешней политики.

Одновременно шиитские оппозиционные группировки утверждают, что силы безопасности Бахрейна разгоняют траурные шествия в память об имаме Хусейне, снимают траурные флаги с домов в районах с преимущественно шиитским населением и громят «хусейнии» — специально сооруженные здания или навесы для проведения траурных мероприятий.

Таким образом сбываются прогнозы местных политологов: в Бахрейне противостояние в любом случае продолжится. «Оппозиция подчиняется приказам из Ирана, который заинтересован в том, чтобы в Бахрейне сохранялись неопределенность и нестабильность», — считает главный редактор проправительственной газеты «Ахбар аль-Халидж» Анвар Абдеррахман. А политолог Али Фахру убежден, что «технократы», прошедшие в парламент, не смогут положить конец кризису, так как у них нет необходимого политического опыта.

В указанных условиях, как представляется, борьба за создание демократического общества в стране, в котором заинтересован как король, так и оппозиция, будет продолжена.

Виктор Михин

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: