Ночной кошмар Запада — ось «Москва-Пекин» | СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Ночной кошмар Запада — ось «Москва-Пекин»

Министр обороны РФ Сергей Шойгу посетил Китайскую Народную республику с официальным визитом. Состоялся ряд важных встреч, в том числе с премьером Государственного совета КНР Ли Кэцяном, с министром обороны КНР генерал-полковником Чан Ваньцюанем и с заместителем председателя Центрального военного совета (ЦВС) КНР генерал-полковником Сюй Циляном. Вместе с последним Сергей Шойгу провел заседание российско-китайской смешанной межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству.

Западные СМИ незамедлительно отреагировали на визит. Так, журнал «Дипломат» предположил, что время для поездки Сергея Шойгу было выбрано не случайно. Якобы, стороны специально запланировали визит сразу после саммита G20 в Брисбене, чтобы показать Западу, что в случае охлаждения отношений с ним Китай и Россия могут сблизиться еще больше. «Китаю пришлось выслушивать колкости от президента США Барака Обамы по поводу предположительной китайской агрессии в морских спорах и обвинения в экономических манипуляциях. В то время как Россия вступила в конфронтацию со многими членами G20 из-за своей роли в украинском конфликте», — пишет автор Шэннон Тиецци. И приходит к выводу, что «посыл очевиден: Китай и Россия могут быть в той или иной мере удалены от западных держав, но они есть друг у друга».

Действительно, во время встречи с главой Минобороны РФ китайский премьер Ли Кэцян подтвердил обязательства работать над укреплением «взаимного доверия, продвижением конкретного сотрудничества и укреплением связей по важным международным и региональным вопросам». Сам Сергей Шойгу подчеркнул, что в связи с тем, что обстановка в регионе и мире с каждым годом становится все более сложной, «военное и военно-техническое сотрудничество России с Китаем приобретает особый характер и особое значение». Замглавы ЦВС Китая в свою очередь отметил, что «стратегическое партнерство между КНР и Российской Федерацией вступило в новый этап развития», что КНР это «очень радует». Сергей Шойгу также сообщил, что в 2015 году Россия и Китай проведут совместные военно-морские учения в Тихом океане и в Средиземном море.

Российское экспертное сообщество разделилось на оптимистов и скептиков в отношении нашего сближения с КНР. Впрочем, и те, и другие согласны, что, несмотря на восторги прессы, говорить о союзе России и Китая против Запада, мягко говоря, преждевременно. Так, заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин указывает, что крупнейшие учения в двустороннем формате проходили еще в 2005 году, а в формате ШОС – в 2007-м. С тех пор, несмотря на бравурные заявления, масштабы совместных учений сокращались, и тенденция была переломлена только в 2014-м «Мирной миссией». Но и она не превзошла былые масштабы. Эксперт считает, что разговоры о нашем сближении с Китаем возникают с завидной регулярностью каждый раз, когда обостряются отношения с Западом. И нужно еще посмотреть, что стоит за ними на этот раз.

— Подобные визиты происходят ежегодно, — говорит Александр Храмчихин. — Военно-техническое сотрудничество (ВТС) с Китаем в 90-е и в начале 2000-х было гораздо интенсивней, чем сегодня. Пока что Сергей Шойгу не сказал ничего, кроме слов. Когда будут дела, тогда и будем комментировать. Слова не значат ничего.
«СП»: — Сейчас в прессе, говоря обывательским языком, часто пишут, что Россия с Китаем будут «дружить» против Запада…

— Китай рассматривает Россию как сырьевой придаток. Китайцы не собираются ни с кем дружить. Они дружат только сами с собой, и не скрывают этого. Чтобы дружить, нужно взаимное желание, а его совершенно точно нет. Это вообще странная постановка вопроса. Не только потому, что Китай сам не собирается с нами «дружить», но и потому, что китайская угроза существует совершенно независимо от наших отношений с Западом. Она определяется развитием КНР. И Запад тут ни при чем.
«СП»: — Вы считаете, что Китай представляет для нас опасность?

— Да, опасность есть. И она несравненно серьезней, чем конфронтация с Западом. Это проблема другого масштаба. Нужно поддерживать хорошие отношения с Китаем, но не подпускать его слишком близко. Я не слишком уверен в способностях нашей дипломатии к таким маневрам. Но теоретически все может быть.
Заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский считает, что у России и Китая есть потенциал для взаимовыгодного расширения военно-политического сотрудничества.

— Был подписан ряд соглашений о военно-техническом сотрудничестве с Китаем, а на 2015 год запланированы довольно большие совместные маневры наших флотов. Надо сказать, что эти меры вполне себя оправдывают. Сегодня наши отношения с Западом ухудшились, и нужно развивать отношения с КНР. Многие эксперты считают, что стратегическое партнерство нужно поддерживать на нынешнем уровне, чтобы не зависеть ни от каких союзов и блоков. Но мне представляется, что стоит постепенно укреплять это сотрудничество, найти дополнительные формы взаимодействия помимо экономического и военно-технического. Нужно становиться ближе. Тем более, что Россия и Китай входят и в ШОС, и в БРИКС. У нас есть точки соприкосновения. В условиях санкций Запада военное и военно-техническое сотрудничество с КНР действительно приобретает особое значение.

«СП»: — Некоторые считают, что наше сближение происходит больше на словах, чем на деле…
— На сегодняшний день мы достигли наивысшего уровня сближения даже по сравнению с 50-ми годами. В нынешних условиях это и в интересах Китая, который США постепенно начинают поддавливать с разных сторон, и в наших интересах. Нас обложили санкциями. Они будут сняты не так скоро, в лучшем случае лет через десять. Если кто-то в этом сомневается — можете посмотреть на поправку Джексона-Вэника, которая была принята еще в середине 70-х и отменена только в 2012 году.
«СП»: — А что насчет опасений, что партнерство с КНР сейчас нужнее нам, поэтому Китай нас использует?

— Китаю тоже нужно с нами сотрудничать. Любое партнерство предусматривает определенное получение взаимных преференций. Еще до визита Шойгу во время форума БРИКС в ноябре было достигнуто соглашение, что «Газпром» выработает с Китайской нефтяной корпорацией программу строительства газопровода «Алтай». По нему будет идти газ из Тюменской области. Это тот самый газ, который сегодня уходит на Запад. По плану по этому маршруту пойдет от 20 до 40 млрд. кубов газа. А это уже прямой ущерб для Запада.

«СП»: — Можем ли мы реально опереться на Китай в противостоянии с Западом?
— Китай всегда занимает равноудаленную позицию. Их стратегия в том, чтобы сохранять баланс в отношениях с Западом и Востоком. Все будет зависеть от дальнейшего развития ситуации. Дело в том, что США поддержкой стран, с которыми у Китая есть разногласия по линии границы, то есть — с Вьетнамом и Японией, создает достаточно серьезную напряженность в их отношениях с Пекином.
В этой ситуации не исключена возможность, что Китай сблизится с Россией. Хотя доля РФ в торговле с Китаем намного ниже, чем доля США и ЕС. В процентном соотношении это от силы 2%. Тогда как на США приходится 13% торгового оборота КНР. А на ЕС – 18%. Есть экономические причины, по которым Китаю невыгодно идти на серьезный конфликт с Западом. Да и странам Запада нет резона отказываться от Китая. На сегодня, по словам Си Цзиньпина, на покупке китайских товаров средняя семья в Штатах экономит до 1000 долларов в год.

«СП»: — Если ли опасность, что мы подпустим Китай слишком близко, и уже он будет представлять для нас угрозу?
— Пока я больше вижу западную угрозу. Сейчас может сложиться ситуация, когда войска НАТО войдут на Украину в случае углубления кризиса. Да, степень вероятности не столь велика, но она есть. В то время, как в российско-китайских отношениях за многовековую историю практически не было конфликтов, за исключением того самого конфликта вокруг островов Даманский и Киркинский в 1969 году. А с Западом у нас все время были войны. Вспомните войну 1812 года, Первую и Вторую мировые войны. Я уж не говорю про 1612 год и многое другое. У нас с Западом было существенно больше конфликтных ситуаций, чем на восточной границе.
«СП»: — Пугает ли Запад потенциальное усиление военного и военно-технического сотрудничества КНР и РФ?

— В 90-е годы основой наших отношений было именно военно-техническое сотрудничество. Но в настоящее время его доля невелика. Китай уже нарастил свою военную мощь и его не устраивает то, что мы даем. Пекину нужно самые современные виды вооружений. Дальнейшее сотрудничество зависит от того, есть ли у нас, что продавать Китаю. Многие позиции в области авиации, космоса, легкого вооружения, судов КНР уже научились делать сами. В частности, они создали новый истребитель пятого поколения «Цзянь-20».
Сегодня основной объем в наших отношениях занимает энергетическое сотрудничество – поставки нефти, каменного угля, электроэнергии. Подписанное соглашение о поставках газа из Тюменского месторождения – вот что должно пугать Запад.

«СП»: — Есть ли у нас потенциал для развития именно военного, а не экономического сотрудничества с Китаем?
— В военном сотрудничестве у нас есть ОДКБ, антитеррористические организации в рамках ШОС, регулярно проходят военные маневры. Сотрудничество идет своим ходом. Потенциал для усиления есть, но его нужно реализовать. Это зависит и от китайской, и от нашей стороны. Вопрос в том, насколько мы заинтересованы в сотрудничестве с Китаем, как мы и КНР будем выполнять все подписанные соглашения. На сегодняшний день и Китай, и Россия подвергаются атакам со стороны США. В этой связи у наших стран есть точки взаимного пересечения интересов.

Заведующий сектором экономики и политики Китая Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Сергей Луконин считает, что нужно выстраивать отношения с КНР, основываясь на здоровом прагматизме:
— Китайские власти не хотят идти на формирование военно-политическое союза с РФ, поэтому вряд ли дата визита Сергея Шойгу была каким-то жестом, по крайней мере, не со стороны Китая. Нужно понимать, что военно-техническое сотрудничество – это не военно-политический союз. Пекин заинтересован в получении новых технологий от РФ, ему это выгодно. Но на образование военно-политического союза КНР не пойдет, потому что это повредит их отношениям с США.
Они будут пытаться разыгрывать российскую карту, без связывания себя какими-либо обязательствами с нашей страной. Но в целом то, что Сергей Шойгу поехал в Китай – положительный момент. Нам тоже интересно ВТС с Китаем, потому что наше стратегическое партнерство нужно наполнять конкретным экономическим содержанием. В политическом сотрудничестве мы заинтересованы с точки зрения образования антиамериканской коалиции. Нам необходимо компенсировать потери, которые нанесла санкционная война.

«СП»: — Есть ли угроза, что при чрезмерном сближении Китай начнет подминать под себя нашу экономику?
— Такая угроза может быть со стороны любого государства. Когда произошел развал СССР, на наш рынок пришли западные корпорации. Но мы же не можем сказать, что они нас захватили. Понятно, что есть положительные и отрицательные моменты в сближении с «Поднебесной». Но возможности, которые нам предоставляет сотрудничество с Китаем, перевешивает имеющиеся риски.
«СП»: — Предпринимаются ли реальные шаги по сближению России и Китая, или пока это больше политические декларации?
— У нас есть реальное пересечение интересов, и на самом деле сближение должно было произойти гораздо раньше. Условно говоря, внешняя политика Российской Федерации стояла на одной ноге, а сейчас становится и на вторую. Основным стратегическим партнером на Востоке является именно Китай.
Китаю интересно сотрудничество с РФ, потому что это ближайший и крупнейший сосед с достаточно мощной экономикой и рынком сбыта. Пекину нужно, чтобы было спокойно на границах; чтобы имелся рынок сбыта товаров, чтобы были диверсифицированы поставки энергоносителей. Кроме того, сотрудничество с РФ позволяет корректировать позицию США.

Для РФ актуально то же самое. Мы заинтересованы в сотрудничестве, чтобы компенсировать потери от санкционной войны, приобрести устойчивость в переговорных позициях с США и ЕС. Путем сближения с Китаем можем стимулировать развитие отношений с Японией и Южной Кореей. Я не могу выделить, кому эти отношения более, а кому менее выгодны. На самом деле наш вектор поворота на Восток начался еще до саммита 2012 года, а сейчас санкции просто ускорили этот процесс.
«СП»: — Некоторые аналитики уже говорят о военном союзе Китая и России против Запада. Насколько это реально?

— Сравните торговый оборот Китая с нами и с США. С Америкой — полтриллиона долларов, а с нами — 88-89 млрд. Понятно, что Пекин ради России не будет портить отношения с Вашингтоном. Но это и не значит, что китайцы не будут обращать внимания на РФ. Все равно они будут использовать российский фактор в переговорах с США. Не из-за стратегического партнерства или хороших отношений с нами, а потому что так выгодно. И нам нужно точно так же с позиции выгоды и эффективности подходить к сотрудничеству с Китаем.

Мария Безчастная

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: